• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
10:51 

Патриция Ромито об отрицании женщинами гендерного насилия

fwrt
life is too short to be taken seriously
Цитаты из книги Патриции Ромито "Оглушительная тишина: скрываемое насилие против женщин и детей"

«Мне часто приходится выступать с лекциями о насилии перед социальными и медицинскими работниками, мужчинами и женщинами. Мужчины редко хамят мне: если и задают вопросы, то осторожно, уважительно и выбирая выражения. Женщины же часто буквально кидаются на меня с яростными и крикливыми заявлениями о том, что их никто не дискриминирует, и что женщины не подвергаются абьюзу - ни в большом, ни в малом: "я не такая, меня никто не дискриминирует"/"у меня никогда не было никаких проблем с мужчинами"/"да эти - они сами того хотели, они спровоцировали мужчин, они сами виноваты"/"да я сразу бы ушла, я бы не осталась ни одной минуты, почему же они не боролись, не сопротивлялись?"/"неправда, что насилие над детьми совершают прежде всего мужчины... а как же матери? инцестуозные, жестокие матери, совершающие сексуальное насилие над собственными детьми?"/"нельзя настраивать мужчин и женщин друг против друга"/"мы все должны быть солидарными, должны быть вместе: не мужчины, а общество в целом совершает насилие"/"бедные мужчины - над ними тоже совершается насилие"/"да женщины еще хуже, они вообще хуже мужчин, еще более жестокие" и т.д. и т.п. »

«Согласно Николь-Клод Матье, отношения угнетения подразумевают анестезию сознания, неотделимую от конкретных материальных и интеллектуальных ограничений, наложенных на угнетенных; вернее, ИСТИННОЕ НАСИЛИЕ состоит именно в ОГРАНИЧЕНИИ САМОЙ ВОЗМОЖНОСТИ РЕПРЕЗЕНТИРОВАНИЯ УГНЕТЕНИЯ ИСХОДЯ ИЗ ЛИЧНОГО ОПЫТА...
Самое мощное оружие в руках угнетателей - это сознание угнетенных. »

«ПРИЗНАНИЕ ДИСКРИМИНАЦИИ ОЗНАЧАЛО БЫ КОНКРЕТНОЕ И ЭМОТИВНОЕ ДЕЙСТВИЕ. Однако, никто не испытывает ярости и гнева в отношении того, кому невозможно отомстить, а гнев и ярость в отношении тех, кто стоит выше нас в обществе обычно малы или совсем ничтожны... »

«Что же получают женщины в обмен на свою преданность, на свое молчание? В лучшем случае, крохи власти, полученные скорее в качестве демонстрации снисхождения господ, чем в качестве приобретенных прав. Женщины так боятся потерять эти крохи власти, что предпочитают отрицать очевидное и игнорировать как самих себя, так и окружающий мир - это и позволяет господам и рабам сохранять существующий порядок вещей. Молчание женщин относительно мужского насилия, молчание, которое на практике есть ничто иное как сообщничество с палачами, - трагично... это поведение присуще не только женщинам, оно присуще всем угнетенным и подчиненным... »

«Что действительно удивляет, так это то, как отдельным женщинам удается, несмотря ни на что, увидеть и осознать угнетение, противостоять ему, становиться солидарными, сопротивляться, действовать политически... В научном и политическом аспекте нам еще предстоит понять, каким образом это становится возможным - как в индивидуальном, так и в социальном планах - и особенно, чтó необходимо сделать, чтобы всё это не оказалось повернутым вспять. »

«Женщины заняты постоянной когнитивной рекомпоновкой реальности, с целью минимизировать, а затем отрицать дискриминацию... внутренне им присуще психологическое состояние спутанности и неуверенности в собственных апперцепциях, так как трудно принять и рационализировать такую реальность, в которой ты одновременно желанна и презираема, в которой тебя выбирают и желают именно в качестве презренной и презираемой... затем эта спутанность и неуверенность аттрибуируются природной неспособности и неадекватности (феминности) и трактуются как доказательство того, что женщине необходим мужчина-наставник, который бы объяснил ей, что на самом деле она желает, и что на самом деле ей необходимо. »

«Отрицание и игнорирование угнетения, воинственная проповедь подчинения, борьба за якобы его привилегии - женщинами пускается в ход всё, что могло бы придать внутренний смысл жизни, состоящей в материальном и психологическом обслуживании мужчин.»

Источник: accion-positiva

10:28 

Проституция

fwrt
life is too short to be taken seriously
Проституция: данные по Голландии и Германии

• Голландский минюст признал, что эксперимент с легализацией провалился в деле улучшения состояния проституток. В годы после легализации у проституток резко подскочили цифры применения седативных средств.
• Голландская организация проституток "Де Роде Драад" (Красная нить) изначально поддерживала легализацию, а потом стала всё чаще выступать с критикой. Согласно их подсчетам, соотношение легальных к нелегальным проституток в стране -- 1:1. Легализация не добилась своей цели искоренить принудительные и опасные формы проституции, а наоборот загнала их в еще более глубокое подполье.
• Мэр Аместердама жаловался, что легализация привела в город кормящиеся с проституции синдикаты. Вместе с легализацией в городе поползла вверх кривая убийств на почве разборок между синдикатами.
• Уже после легализации опросили голландских официально зарегистрированных проституток. 60% пережили физические нападения, 40% -- принуждения к неоговоренным сексуальным актам, а 40% привели в профессию родители, мужья или бойфренды.
• Амстердамская организация "Чайлдрайт" утверждает, что траффик детей в проституцию вырос на 300% с легализацией -- от 4000 в 1996 до 15000 в 2001.
• В Германии в бизнесе занято 150000 человек. Это самый крупный рынок проституции в Европе. В 2004 году в Германию было завезено в 62 два раза больше женщин и девушек из бедных стран чем в Швецию, при том что по населению Германия превышает Швецию всего в десять раз.
• В 2007 году профессиональный журнал немецких прокуроров написал, что треть опрошенных прокуроров считают что легализация затруднила их задачу по борьбе с работорговлей (остальные две трети сказали, что никакого эффекта на их работу легализация не оказала).
• Австралийский штат Квинсленд. Тамошний университет провел исследования проституции в штате и опубликовал данные. Легализация вытеснила 90% бизнеса в подполье, где никто за ним следит -- на это перестали отпускаться средства, раз теперь можно.
• Новый Южный Уэльс. Высокопоставленные чины в полиции признали, что декриминализация осложнила их работу по расследованию преступных группировок, которые состригают свой куш с борделей.
• Германия. Правительственный отчет, датированный 2007 признает, что легализация не привела к улучшению условий труда проституток и не снизила уровень преступности в индустрии.
Ссылки: www.theguardian.com/commentisfree/2014/aug/08/c...
nchchonors.org/wp-content/uploads/2012/11/Vande...
www.embracedignity.org/uploads/10Reasons.pdf
www.lse.ac.uk/geographyAndEnvironment/whosWho/p...
www.lifesitenews.com/news/legalized-prostitutio...
www.equalitynow.org/sites/default/files/Does_Le...
lsr.nellco.org/cgi/viewcontent.cgi?article=1303...
Источник: www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=11786...

(отсюда: feminism.livejournal.com)

03:38 

Проституция

fwrt
life is too short to be taken seriously
Как государства должны реагировать на проституцию? В этом вопросе присутствует глубоко укоренившееся соперничество — из-за власти, денег и борьбы за равенство. Но сегодня, когда различные организации и сторонники присоединяются к лагерям, дающим прямо противоположные ответы на данный вопрос, игнорировать его становится все труднее. Линии разлома ясны и понятны: признать проституцию в качестве работы или в качестве противоправной деятельности; считать ее совместимой с феминизмом или проявлением неисправимого женоненавистничества. Признать ее или бороться с ней до полного искоренения.

Сегодня набирает вес один политический рецепт, который называют «прогрессивным». Он заключается в полной декриминализации проституции. За эти меры выступают такие организации как ЮНЭЙДС (Объединенная программа ООН по ВИЧ/СПИД), Amnesty International, а также фонд Джорджа Сороса «Открытое общество». Полная декриминализация подразумевает отказ от всех законов, которые конкретно запрещают проституцию и получение прибыли от нее третьими сторонами. Основные усилия в данном направлении по принципу неограниченной свободы предпринимательства прилагает группа Global Network of Sex Work Projects, или NSWP (Глобальная сеть проектов секс-работы), на чью поддержку ссылается Amnesty International в проекте своей концепции о проституции. Ее вице-президента Алехандру Гил (Alejandra Gil) в прошлом году приговорили к 15 годам лишения свободы за торговлю сексуальными услугами. В качестве обоснования таких правил Global Network of Sex Work Projects приводит довод о том, что платный секс это обычная работа по обслуживанию, и что лучший способ обеспечить безопасность причастных к такой работе — оставить проституцию в покое, предоставив ее самой себе.

читать дальше

© Кэт Бэньярд (Kat Banyard)

04:17 

Джин Килборн, Убивая нас нежно 4

fwrt
life is too short to be taken seriously


с русскими субтитрами: vk.com/video-65743950_168572702

23:20 

О том, чем вредны гендерные роли.

fwrt
life is too short to be taken seriously
Я сейчас на пальцах попытаюсь рассказать, почему я за феменизм и против патриархата.

Если девушка еще личностно не выросла, не знает кто она, что ей важно, что ей подходит, что не подходит, то у нее еще несформирована опора на себя, и неизбежно она будет искать эту опору в других. Чувствуя свою незрелость, она будет думать, что она неполноценна. А как при патриархате принято? Хочешь почувствовать себя взрослой и полноценной - выходи замуж и рожай детей. И вот под давлением общества она выходит замуж и рожает детей. А дальше, так и несформировавшись личностно, не обретя опору на себя, она начинает эту опору искать в детях, делая их подпоркой своей самооценки. Дети, понятное дело, не в состоянии сделать так, чтобы мама чувствовала себя зрелой и полноценной, но выбора у них нет, иначе им же будет хуже. А у женщины уже нет времени на собственное развитие, все время съедает быт и борьба за выживание. В результате дети так же вырастают незрелыми, не понимая кто они и что им в жизни надо, невроз на неврозе. И повторяют судьбу своих родителей.

Если в обществе нет свободы выбора для личности, как ей жить и что делать, это прекрасная почва для усугубляющихся неврозов.

Про то, что от этого самого патриархата страдают и мужчины, так же как бы обязанные подтверждать свою полноценность через заботу о семье, я писать не буду, потому как не могу охватить всю сложность взаимосязей психики мужчины, пострадавшего от давления общества. Пусть об этом напишут мои коллеги-мужчины.

Феминизм - это не против мужчин, это против давления общества. Патриархат поддерживают и мужчины, и женщины. Хотя честнее патриархат было бы назвать религией гендерных ролей или властью предков. Потому что мужчина, вынужденный жить в соответствии со стереотипами общества никакой властью над своей жизнью не обладает.

Такое вот колесо Сансары.

* * *

Из комментариев:
«<...>у мужчин также нет власти над собственной жизнью - беда в том, что у них есть власть над жизнью женщин. И тем хуже для женщин, если рамки для мужчин уже.»

© Анна Паулсен

04:44 

Гендер, секс и феминизм: взгляд социолога (офигенная статья, маст рид!)

fwrt
life is too short to be taken seriously
Анна Тёмкина — о том, как изучать неравенство между мужчинами и женщинами

Анна Тёмкина — доктор философии (Университет Хельсинки), профессор факультета политических наук и социологии Европейского университета в Санкт-Петербурге. Автор книги «12 лекций по гендерной социологии» (в соавторстве с Еленой Здравомысловой).

— Что такое гендер с точки зрения социолога?

— Чтобы ответить на вопрос, нужно рассказать, как формировалось представление о гендере, гендерных различиях. Социологическую постановку проблемы половых различий можно отнести к 1950-м годам, когда крупнейший американский социолог Толкотт Парсонс впервые сформулировал, что половые роли мужчин и женщин подчиняются определенным социальным ожиданиям и формируются в процессе социализации, а не буквальным образом вытекают из биологии.

Но главный толчок к современному представлению о гендере дало женское движение (вторая волна феминизма) в западных обществах в 1970–80-е годы, которое переработало и критически объединило много разрозненных социальных теорий. Например, на идею гендера (гендерных различий) сильно повлиял марксизм: оказались важны представления об эксплуатации и неравенстве в интерпретации положения женщин. С другой стороны, повлиял психоанализ — например, идея о том, что усвоение образцов женственности и мужественности и их неравенство происходит в процессе раннего психосексуального развития через отношения с матерью и с отцом, то есть через определенного рода культурные и символические структуры, а не возникает буквально из биологии. Важными являются антропологические исследования Маргарет Мид, показывающие различия половых ролей в разных культурах. К моменту возникновения второй волны феминизма существовали и собственно феминистские теории — например, экзистенциальный феминизм Симоны де Бовуар и представления об инаковости женщин. И разумеется, были важны либеральные идеи — прежде всего права человека и равенство всех перед законом.

Все эти теории получают спрос в 1970-е годы в контексте женского движения, когда у активисток и социологов возникает много вопросов: что такое женщина, чем она отличается от мужчины, откуда взялось неравенство и что с ним делать — словом, какой диагноз неравенства и социальных проблем и каковы рецепты их преодоления.

И постепенно в социальных науках начинает использоваться термин «гендер», который отделяется от термина «пол»: в интерпретациях 1980-х годов пол — это биологические, анатомические, генетические характеристики человека, а гендер — это социальные и культурные характеристики. Происходит признание того, что одному и тому же биологическому полу могут приписы­ваться разные социальные и культурные характеристики в разных обществах, социальных и культурных контекстах. Несколько позднее в фокус гендерной социологии попадают социальные взаимодействия, в которых производится гендер (теория социального конструирования гендера), а затем — производство гендера в условиях структурных ограничений.

читать дальше

Разговаривали: Кирилл Головастиков, Ирина Калитеевская
Отсюда: arzamas.academy

04:23 

#яНеБоюсьСказать: чем стал прошедший флешмоб для женщин. “Это был крик”

fwrt
life is too short to be taken seriously
Издательство “Эксмо” намерено присвоить себе хэштэг #яНеБоюсьСказать, под которым женщины рассказывали о своём опыте сексуального насилия в знак протеста против обвинения жертв изнасилований, повсеместного замалчивания постоянных сексуальных атак на женщин и девочек и принуждения жертв к молчанию. Мы оставляем дискуссии вокруг поступка издательства социальным сетям и вместо этого решили узнать у участниц флешмоба и женщин, просто морально поддерживающих его: что значил для них этот коллективный выкрик, своеобразная интернет-демонстрация?

Каждый из этих ответов, на наш взгляд, бесценен.

***
Мне было сложно участвовать, потому что мама читает мой аккаунт и не знала про совершённое надо мной насилие. Но я написала маме и рассказала ей. И она сказала: “Ты должна это написать, чтобы другим не было стыдно за то, что с ними сделали”. У меня очень мудрая мама, прекрасная мама.
Я написала, потому что это важно – не бояться, знать: мы все такие, мы должны начать говорить, а потом и делать что-то, чтобы не оказаться жертвой. Сначала я ощутила огромную поддержку, рассказав об этом. Потом мне стало плохо – когда читала другие истории, ладони становились потными и холодными, подкатывала дурнота.

***
Я узнала о флешмобе в фейсбуке. Участвовала без каких-либо тяжелых личных психоэмоциональных переживаний. Просто рассказала. До кучи. Правду. Как умела.
В обсуждения не встревала просто по причине отсутствия тогда временного ресурса. Но читала по тэгам, и кстати не особо триггерило от качества и количества. Все это я знала и так и давно и вербализация в сети не принесла мне добавочной крови на сердце.
А что это значило, стало мне понятно некоторое время спустя, когда я столкнулась с реакцией на моб неинтернетных слоев населения. Тэг “янебоюсьсказать” достиг их, естественно, пройдя при этом через все аццкие фильтры наших славных медиа. В лаборатории мне, тихонько прячась за вытяжным шкафом, предъявили последний “АиФ” со статьей о мобе. Кровьглаза конечно, все “эксперты” – мужчины. Можно представить что они там наговорили и наэкспертировали…
Но женщины наши, немолодые дамы, белая кость советской технической интеллигенции, многие уже бабушки, шепотом, за шкафом, передавали друг другу эту жуткую заметку и шептались о том… Какие де мы (да-да, мы все, которые “там в интернете”) молодцы. “Это было всегда, это было везде, все всегда молчали…” “Конечно, нужно об этом говорить!”, “Вот я знаю, у такой-то было… Но она никогда не рассказывает…”, “Какие молодцы! Надо кричать об этом! Чтобы увидели сколько нас, чтобы мы сами перестали бояться!”
Вот тогда было сильное переживание того, что подобные выходы из шкафа делают… Что они могут сделать. Наверное, я впервые поверила, что можно что-то изменить.
читать дальше

Статью подготовила Лилит Мазикина
оригинал тут

01:36 

очень крутая статья

fwrt
life is too short to be taken seriously
Статус кво как моральный компас

Каким образом привычное положение вещей (не обязательно хорошее, например, рабство) превращается в моральную норму в понимании людей? В романе лауреата Нобелевской премии Тони Моррисон «Возлюбленная» (в нём описана жизнь чернокожей рабыни, убившей свою дочь, чтобы спасти её от рабства; М.: Иностранка, 2004) есть удивительный для современного читателя эпизод: «Он ведь противозаконными делами занимался, Гарнер этот: позволял своим ниггерам подрабатывать на стороне, чтобы выкупить себя на волю; даже позволял им ружьями пользоваться! Может, вы думаете, он спаривал своих негров, чтобы получить побольше рабов? Нет, чёрт побери! У него, видите ли, были совсем другие намерения: он хотел, чтобы они жили в браке! Бред какой-то!» — возмущённо рассуждают рабовладельцы о другом белом. Всего полтора века назад гуманное отношение к людям другой расы считалось в южных штатах США нерациональным методом ведения хозяйства, отрицательной чертой рабовладельца. Напротив, обращение с людьми как со скотиной воспринималось как нормальное поведение порядочного гражданина. Мистер Гарнер, обращавшийся с рабами как с людьми, был фриком в этом обществе. Как это возможно?

Ответ на этот вопрос попытались дать психологи, сотрудники Университета Иллинойса в Эрбана-Шампейне Андрей Цимпиан (Andrei Cimpian) и Кристина Творек (Christina Tworek) в серии исследований [1]. Целью работы было выявление причин, по которым люди считают обыденное, привычное нравственным, а статус-кво используют как мерило морали. Кажется очевидным, что «как есть» не равно «как должно быть», однако ещё философ XVIII века Дэвид Юм заметил, что люди выносят моральные суждения на основе текущих конвенциональных правил. Например, не осознают, что если в отдельном обществе рабство — это норма, то это не значит, что рабство — это хорошо в принципе.

В данной работе изучались эксплицитные суждения людей, объясняющие тот или иной феномен. Мы часто руководствуемся в поведении неосознаваемыми правилами [2] и затем придумываем рациональное обоснование нашим поступкам [3], поскольку долгие раздумья — не очень удачная эволюционная стратегия: нужны автоматические решения, пусть недостаточно точные, зато быстрые [4]. В работе Андрей Цимпиан с коллегами было показано [5], что при объяснении того или иного явления люди склонны использовать аргументы о «сущностных», имманентных его характеристиках, о «естественном» положении дел. Например, раздельные туалетные комнаты для мужчин и женщин интуитивно объясняются «анатомическими различиями полов», однако на самом деле такое разделение появилось только в конце XIX века в связи с изменением социальной роли женщины в обществе, а не по «очевидной» причине.
читать дальше

© the brights / Ирина Знаменская

17:44 

fwrt
life is too short to be taken seriously

14:48 

Женское обрезание в России

fwrt
life is too short to be taken seriously
Только в Африке? Где-то там, далеко, так что можно и не задумываться? А вот хренушки. Рядом. Под носом почти.
Мне кажется, об этом важно говорить. Вытаскивать из тени.


____

В понедельник фонд «Правовая инициатива» представляет отчет по результатам исследования «Производство калечащих операций на половых органах у девочек в Республике Дагестан». «Медиазона» публикует выдержки из этого документа.

Широта распространенности и восприятие практики калечащих операций на женских половых органах населением Дагестана
Отношение респонденток к операциям на половых органах как к традиции, о которой не принято говорить, существенно затруднило исследовательскую работу как с респондентками, так и с экспертами. Не все попытки провести интервью увенчались успехом. Тем не менее, результаты исследования показали, что из 25 опрошенных в регионе женщин все подвергались этой операции, и что практика распространена локально в отдельных высокогорных районах и переселенческих равнинных селах Дагестана.
Наибольшее распространение операции получили среди народов, населяющих Восточный Дагестан: среди самого многочисленного народа — аварцев (главным образом из Тляратинского и Цумадинского районов) и среди причисленных к нему малочисленных народов. Говорить о численности женщин, подвергшихся обрезанию, в настоящий момент сложно. Это связано с тем, что многие народы, например, гунзибцы, бежтинцы и другие, стали идентифицировать себя как аварцы. Если ориентироваться на последнюю перепись населения, то она не даст объективную картину и достоверную количественную информацию. Но — даже если учесть имеющиеся значительно заниженные данные — можно предположить, что обрезанию подверглись десятки тысяч женщин. Исследование показало, что традиция женского обрезания применялась и ранее в других аварских районах, испытавших андийское влияние. В качестве обязательной эта практика осуществлялась в Гумбетовском и в Унцукульском районах до 1990-х годов.

читать дальше

Отсюда: Доклад фонда «Правовая инициатива» о практике женского обрезания в Дагестане

Ещё:
lenta.ru/articles/2016/08/17/obrezanie/

17:06 

Как власть заинтересовалась женщинами || сексизм — часть государственной политики

fwrt
life is too short to be taken seriously


Заводя разговор об актуальных проблемах феминизма, необходимо учитывать специфику российского гендерного порядка, который выступает и объектом, и контекстом феминистской критики. Слепое усвоение влиятельных феминистских теорий, разрабатывавшихся на Западе в 70-80-е годы, а также современного «Beyoncé-феминизма», пропагандируемого благополучными звездами эстрады и кино, приводит к теоретическим и практическим несостыковкам. В результате чуждые российской женщине термины и понятия вызывают отторжение и недоумение, а феминистки в общественном сознании выглядят полубезумными радикалками.


Структура гендерного неравенства современного российского общества, как и любого другого, складывается из разных гендерных иерархий, которые, в свою очередь, накладываются на более общие социальные иерархии. Р. Коннел выделяет три сферы, в рамках которых осуществляется неравенство, удерживающее общество на текущем этапе капиталистической системы. Эти три сферы: структура профессии, структура власти и структура эмоциональных отношений. Например, неравенство в профессии заключается не только в разной оплате труда, но и в специфических «женских» профессиях, где важно продавать не только навыки, но и внешность (секретарша, стюардесса). Неравенство в сфере власти связано с монополией мужчин на насилие, причем внутри этой системы одни вооруженные мужчины доминируют над другими с подачи властей (патриоты называют это «службой в армии»). Неравенство в эмоциональной сфере – это не только ответственность женщины в паре за «тихую гавань», но и эксплуатация различий в рекламе и СМИ с целью вызвать зависть, желание или презрение (например, когда женщины завидуют отфотошопленным красоткам в рекламе косметики и покупают новый крем на радость компании Oriflame, или когда мужчины, чувствуя влечения к сексуализированным рекламным образам, покупают новый автомобиль). При этом крайне важно, что внутри каждой из этих структур иерархии могут быть распределены по-разному, и в некоторых случаях возможно угнетение женщин женщинами и мужчин-мужчинами. Кроме того, в гендерном порядке всегда присутствует компонент общей полицейской или государственной власти, которая способна легитимировать один тип угнетения и облегчать или уничтожать другой.


читать дальше

© Openleft.ru, Анна Иванова — филолог, активистка РСД и LeftFem

15:04 

fwrt
life is too short to be taken seriously
изображение

21:15 

То, что понимают под «женской психологией», является психологией угнетённых

fwrt
life is too short to be taken seriously
Негативные характеристики, которые традиционно ассоциируются культурой с «женственностью»: слабость, страх, хитрость, привычка критиковать, сплетничать и т.д., на самом деле являются характеристиками, присущими угнетённым человеческим группам.

В 1951 году Хелен М. Хакер сравнила статус женской касты со статусом афроамериканцев («негров»). Она аргументировала, что характеристики, приписываемые обеим группам (эмоциональное, инфантильное поведение, неполноценность, «примитивная» безответственность, лабильность, демонстрация слабости, беззащитности и глупости, льстивость, внешний вид и одежда, привлекающие внимание; «своё место», которое они не должны покидать, и которым они довольны, довольство положением подчинённого), не были врождёнными, а являлись результатом угнетения. Спустя 30 лет, Хакер (1981) пересмотрела свою работу 1951 и пришла к выводу, что её первоначальные наблюдения были всё ещё применимыми к женщинам:

читать дальше

© womenation.org
(по ссылке большая статья, это часть)

19:22 

fwrt
life is too short to be taken seriously
На днях в разговоре со знакомым о гендерных квотах (я - за, он, естественно, против, потому что "сами говорите, что должно быть равенство") сказала, что гендерное равенство не может быть достигнуто без гендерной справедливости, чем повергла собеседника в искреннее изумление :)
Для справки, определение (по Н.А. Шведовой): "гендерная справедливость - это процесс справедливого отношения к женщинам и мужчинам, что требует специальных мер для компенсации исторических и социальных упущений, невыгодного положения, которые мешают женщинам и мужчинам занимать равные позиции.
Елизавета Рузанкина


отсюда

19:17 

Не хотеть детей — абсолютно нормально

fwrt
life is too short to be taken seriously
Почему ожидать, что все женщины хотят стать родительницами — нездорово.
Источник: Джессика Валенти (The Atlantic)
Источник перевода: Кейт Григораш (Політична Критика)

В 2008 году в Небраске был декриминализован отказ от детей. Этот шаг был сделан в рамках закона про «тихую гавань», разработанного, чтобы разобраться с участившимися случаями детоубийств в штате. Как и в случае других законов о «тихой гавани», родители в Небраске, которые чувствовали себя неготовыми к заботе о детях, могли их оставить в предназначенном для этого месте, не боясь ареста и судебного преследования. Но законодательные органы допустили большую логистическую ошибку: они не ввели ограничения по возрасту для отказа от детей.

Спустя всего неделю после принятия закона родители стали отказываться от своих детей. Но вот проблема: среди них не было младенцев. Через пару месяцев 36 детей были оставлены в государственных больницах и полицейских участках. 22 из них были старше 13 лет. Бабушка возрастом 51 год оставила 12-летнего мальчика. Один отец бросил всю свою семью — девять детей возрастом от одного года до 17 лет. Другие приехали из соседних штатов, чтобы оставить в Небраске своих детей, как только узнали, что могут отказаться от них без последствий.

читать дальше

© отсюда

18:23 

мнение про феминитивы

fwrt
life is too short to be taken seriously
Сформулировала кратко (ну, как смогла) лингвистическое объяснение, почему феминитивы - наше будущее.

Язык отражает окружающую действительность - это, я думаю, пункт, с которого можно начать как с самого очевидного (надеюсь, всем очевидно, что слова придумываются не просто так, а чтобы именовать какие-то явления). Каждый конкретный язык отражает реалии жизни конкретно своих носителей. Даже один и тот же язык в разных частях мира будет меняться, чтобы научиться описывать то, что там нужно описывать. Например, названия или сленговые обозначения эндемичных для Австралии (и мало распиаренных :)) животных в австралийском английском будут нормальными английскими словами, а, например, в американском английском - непонятным набором фонем. А у нас зато есть нормальное русское слово "путинг".

Язык меняется вслед за изменениями реальности. Но он не может гнаться за реальностью нос в нос, он не в состоянии меняться быстро. Язык обязан быть консервативным, ведь он должен поддерживать коммуникацию миллионов людей разного возраста, происхождения, уровня образования, взглядов, носителей различных диалектов и национальных вариантов. Если бы вслед за каждой флуктуацией действительности язык поворачивался на 180°, то проблема была бы не на уровне "бабушка не понимает некоторых слов в речи внучки", а на уровне "родители с детьми, люди из разных городов одной страны, соотечественники, которые несколько лет прожили в разных странах, вообще в принципе не могут поговорить друг с другом".
читать дальше

©

18:21 

про "что делать" ))

fwrt
life is too short to be taken seriously
В запросах на срочную выдачу стратегий я вижу не одну, а несколько проблем.

Во-первых, мы это уже много раз поднимали - эти вопросы с подковыркой "а что вы предлагаете", подразумевающие, что одних феминисток назначили держательницами ключей от мирового счастья. Все это всегда заканчивается сентенциями "а вот там приятнее предлагают, уйду я от вас". Утомительно удовлетворять всех мимопроходящих, которым неохота прочитать десяток постов вниз.

Во-вторых, стратегии мы не предлагаем, до этого далеко. Сто раз уже обсуждали, что для борьбы с чем-то надо понять как это "что-то" работает, потом продумать альтернативу капитализму, браку, неоплачиваемому труду и другим институтам, а потом уже предлагать стратегии сбычи мечт. Для этого нужен совместный труд ученых-феминисток, у которых есть желание и средства бесплатно работать над экономическими, политическими моделями, а где они? Зато за готовыми решениями моментального освобождения прямо очередь стоит.

О тех вещах, которые уже изучены - брак как институт эксплуатации, изнасилования, связь транс-квир идеологии с легализацией проституции и прочем - мы говорим, распространяем информацию, не выдавая бодрых панацей. Потому что женщины в мире, и даже в одной только России живут в настолько разных условиях, что это невозможно.

Если для одних отказ от брака означает всего-то пару косых взглядов, то для других - физические увечья, обливания кислотой, нищету, смерть. Мы говорим о том, что касается всех женщин - брак, проституция, неоплачиваемый труд, женская бедность, принудительная гетеросексуальность, о самих этих явлениях, об их опасности и вреде. Но в каждой группе женщин должно быть свое самосознание и своя стратегия - как общего сопротивления, так и минимизации ущерба на местах. (Ср. в США проблемы как отвадить трансов от шелтеров - а в России как добиться тех шелтеров). Поэтому раскидываться громкими заявлениями, что можно "просто не рожать" или "завести свой бизнес" не только неэтично, но и тупо.

В-третьих, прежде чем бодро рассуждать как убедить вовсемвиноватых женщин не позволять себя угнетать, стоит осилить идею "Личного-политического", это коротенькая и доступная статья, проще некуда. В нашей личной жизни отражаются общественные процессы, и даже относительно успешные попытки их нивелирования отдельными гражданками при помощи незамужества, нетаких мужей и успешных карьер не означают влияния на политические условия и на жизнь других женщин. Политическое определяет личное, и менять надо то, что определяет. Прежде чем менять, нужно - см. выше, чем мы и занимаемся.

В-четвертых, собираясь закидать патриархат шапками, стоит иметь план и на случай реакции, которая обязательно поднимается всякий раз, как только количество "внесистемных" женщин выходит за дозволенную статистическую погрешность. Как пошло наступление на лесбиянок с помощью трансов, как послабления в браке компенсировались секс-позитивом и индустриализацией проституции, как женские трудовые права провалились в пропасть "женских" профессий и так далее. Или хотя бы (желать) узнать об этом, чоуж там про планы.

Вне рамок радикального феминизма существует уже уйма "стратегий" базирующихся на виктимблейминге, очень удобных тем, что они не включают вопросы угнетателей, выгодополучателей угнетения и инструментов прямого или косвенного принуждения, так что в такой простой модели можно наплодить радостных решений - от всеобщего лесбийства до освободительной проституции.

© Фрау Цапка

18:18 

Об активистских стратегиях

fwrt
life is too short to be taken seriously
Отрывок из речи Наоми Кляйн перед выпускниками колледжа Атлантик

От переводчицы: Этот текст не о феминизме, но имеет к нему прямое отношение. То, что Наоми Кляйн, канадская журналистка, писательница, социологиня и одна из лидерок альтерглобализма, пишет об энвайронменталистском и антиэксплуатационном активизме, вполне применимо и к активизму феминистскому, и тем более — к радфем-стратегии. При прочтении этого отрывка я предлагаю критически переосмыслить предлагаемые феминисткам «индивидуальные» стратегии борьбы с патриархатом типа производства правильных игрушек, политического лесбийства и прочих протестов против корпорации «Марс» путем отказа от покупки сникерсов.

Когда мне было 26, я ездила в Индонезию и на Филиппины проводить исследования для моей первой книги «No logo. Люди против брэндов». Моя цель была проста: познакомиться с рабочими, которые производили всю ту одежду и электронику, которые покупали я и мои друзья. Я проводила вечера на бетонном полу нищенских общежитий, где девочки-подростки — милые и смешливые — проводили свое короткое нерабочее время. Они жили ввосьмером или даже вдесятером в одной комнате. Они рассказывали мне истории о том, как им не разрешали отойти от машин даже в туалет. О боссах, которые их бьют. О нехватке денег на сушеную рыбу к рису. Они отлично понимали, что их жестоко эксплуатируют — что одежда, которую они шьют, потом продается по ценам, превышающим их месячный доход. Одна семнадцатилетняя девочка сказала мне: «Мы делаем компьютеры, но даже не знаем, как ими пользоваться».

Единственное, что меня неприятно удивило — это что некоторые рабочие носили одежду, украшенную поддельными символами тех самых транснациональных корпораций, на которых и лежала ответственность за такие тяжелые условия их жизни и работы: персонажами диснеевских мультфильмов, галочками Найка. Однажды я спросила об этом лидера местной трудовой организации. Мне такая ситуация казалось странным противоречием.

Мой собеседник долго пытался понять мой вопрос. Когда он его наконец понял, то посмотрел на меня как на сумасшедшую. Видите ли, для него и его коллег, индивидуальное потребление не имело никакого значения в изменении политической обстановки. Власть основана не на том, что делает человек как индивидуум в своей частной жизни, а что делают много людей, что делает каждый человек как часть большого, организованного и целенаправленного движения. Мой собеседник видел свою задачу в организации рабочих на забастовку для улучшения условий работы и на борьбу за право формировать профсоюзы. Что рабочие едят на завтрак или носят, никого абсолютно не волновало.

читать дальше

©

02:37 

Про женские ролевые модели

fwrt
life is too short to be taken seriously
Очень часто спрашивают, зачем нужны женские ролевые модели в кино и фильмах, почему не надо делать "Как в жизни".

Этот вопрос задавала и Ольга Громыко, которую я очень люблю, и у которой - несмотря на все ее заверения, что она пишет "как в жизни", а не "как хотят феминистки" в книгах как раз очень разные ролевые модели, как мужские, так и женские, мир, дружба, жвачка и нежность, которых в жизни... ну скажем оптимистично - меньше. Это не значит, что она неосознанно пишет феминистически выверенную литературу. Ничего подобного - в ее книгах очень много и "приличные девочки на первом свидании не целуются", но зато через пару глав появляется приличная девочка, которая и целуется, и не только, и вообще пилот космического корабля. Есть, что выбрать, и как-то есть ощущение, что автор симпатизирует и той, и другой.

И такие книги нужны. И охотницы за привидениями нужны. И Тринити. И Никита. И много кто еще.
Как в свое время Вупи Голдберг нужна была темнокожая актриса, играющая не прислугу, а вполне себе важного персонажа, чтобы получить поддержку и пойти играть в кино.

Ну и вот простой момент - одна девочка много читает и смотрит фильмы, а вторая - очень привязана к маме и бабушке, много гуляет с подругами, читает только школьную программу и ту без интереса и с трудом.

И у одной - полная голова ролевых моделей, которые и не факт, что возможны были в современном автору обществе, или же часто там встречались, но дают определенные ценности - Алиса из зазеркалья, Алиса Кира Булычева, какая-нибудь Валькирия, Тринити из "Матрицы", Василиса Микулишна, Александра из "Гусарской Баллады" и прочие предприимчивые барышни (часто очень противоречивые, но тем не менее - активные и не так сильно зависящие от действий мужчин, как другие литературные героини). Когда эта девочка выходит из виртуального мира в реальный мир провинциального городка, тот кажется съехавшим с катушек. И она начинает искать живых женщин. И обнаруживает Ангелу Меркель, Валентину Терешкову, Дарью Домрачеву и Елизавету Вторую. И стеклянный потолок. И разницу в зарплатах.

Или не обнаруживает и просто идет своей дорогой, периодически, конечно, сталкиваясь, что "ой, ну вы девочки, даете" или "куда ты на каблах лезешь?", но игнорируя этот процесс.

И она видит, как вторая остается с мужем и детьми и боится выезжать даже на день из дома, потому что "мама-папа-бабушка-дедушка-троюродный дядя, как же они все без меня". Но для нее это - маленькая часть большого мира, в котором есть множество событий и разнообразный выбор.

А у второй - Машку из третьего подъезда бьют, ну куда ж деваться, а вот у Лены - хорошая семья, муж зарабатывает, она сидит дома уже со вторым, вот ведь повезло, и добрый такой, даже с сыном иногда гуляет, дочка, конечно, ему менее интересна, ох, что бы на ужин приготовить, кстати, девочкам на день рождения спа-вечеринку проведем, чтобы пришел аниматор и ноготочки всем накрасил, ты помни, дома жена главная, она же шея, главное, не показывай мужу, что ты умнее, и вот это вот все. А вот та, первая, конечно, молодец, но эгоистка, да и не женственная, ну и не женское это дело, да и кто, кроме тебя, за матерью-то присмотрит, та, наверное, бросит ее одну, ей только карьера важна.

Но вторая девочка время от времени вздыхает и в какой-то момент говорит, что своих детей она все же отправит учиться в большой город - потому что там перспективы. И - может быть - они ее тоже свозят куда-нибудь, где интересно.

И в результате новые ролевые модели постепенно оживают, становятся настоящими. Общество меняется, в нем появляется разнообразие и новые идеи, и новые книги, и новые фильмы.
Поэтому среди обилия литературы и кино на тему "косматый герой всех спас и походя соблазнил какую-то симпатичную герлу", "она жила скучную и неинтересную жизнь, а потом появился ОН" очень важны другие истории.

Адриана Имж

21:52 

fwrt
life is too short to be taken seriously
крутое видео про гендер. на английском только, увы



читать дальше

фем

главная