fwrt
life is too short to be taken seriously
Сформулировала кратко (ну, как смогла) лингвистическое объяснение, почему феминитивы - наше будущее.

Язык отражает окружающую действительность - это, я думаю, пункт, с которого можно начать как с самого очевидного (надеюсь, всем очевидно, что слова придумываются не просто так, а чтобы именовать какие-то явления). Каждый конкретный язык отражает реалии жизни конкретно своих носителей. Даже один и тот же язык в разных частях мира будет меняться, чтобы научиться описывать то, что там нужно описывать. Например, названия или сленговые обозначения эндемичных для Австралии (и мало распиаренных :)) животных в австралийском английском будут нормальными английскими словами, а, например, в американском английском - непонятным набором фонем. А у нас зато есть нормальное русское слово "путинг".

Язык меняется вслед за изменениями реальности. Но он не может гнаться за реальностью нос в нос, он не в состоянии меняться быстро. Язык обязан быть консервативным, ведь он должен поддерживать коммуникацию миллионов людей разного возраста, происхождения, уровня образования, взглядов, носителей различных диалектов и национальных вариантов. Если бы вслед за каждой флуктуацией действительности язык поворачивался на 180°, то проблема была бы не на уровне "бабушка не понимает некоторых слов в речи внучки", а на уровне "родители с детьми, люди из разных городов одной страны, соотечественники, которые несколько лет прожили в разных странах, вообще в принципе не могут поговорить друг с другом".

Тем не менее, изменения происходят. Появляются новые слова для обозначения новых понятий и явлений, а слова для неактуальных понятий исчезают. Это происходит, как я уже сказала, с запаздыванием - например, жопы пейджеров нет, а слово есть. В обратную сторону, как ни странно, это тоже работает, хоть и реже, так что порой бывает и такое, что вроде бы что-то появилось, а как это называть, пока непонятно. А если усложнить ситуацию еще и тем, что это "что-то" появилось не в одночасье, а постепенно когда-то стало появляться, и сейчас уже вроде как есть, но еще не совсем...

В общем, вы поняли, к чему я клоню. Были времена, когда реальность была такова, что такие "феминитивы", как "домохозяйка", "уборщица" и "медсестра" (строго говоря, только уборщица тут феминитив...) существовали, а такие, как "хирургиня", "режиссерка" и "сантехница", нет. Язык отражал эти печальные реалии и был честен. Нельзя винить его в том, что он не обзавелся словом "хирургиня" после появления десяти или ста женщин-хирургов. Но теперь женщины играют явную, видимую, полноценную роль в большинстве социальных и профессиональных полей деятельности. Конечно, до равенства еще страшно далеко, и очень многое еще предстоит сделать. Глупо спрашивать русский язык, где слова "котельщица" и "вагранщица" - примеры из списка профессий, запрещенных для женщин. Но никаких объективных причин для несуществования прямо сейчас слов "дизайнерка", "адвокатесса", "строительница", "ученая" нет.

Резюме: люди, выступающие против феминитивов по лингвистическим мотивам... ну, не могу сказать "не понимают, как работает язык" - кое-что как раз понимают. Скажем так, они не понимают ВСЕХ аспектов того, как работает язык. Это не феминитивы "противоестественно". Это мешать языку спокойно, постепенно приходить в соответствие с реальностью - противоестественно.

©