fwrt
life is too short to be taken seriously
Этот текст — расшифровка видео TED. София Джавед-Вессел: О чём мы лжём беременным женщинам

Сегодня мы поделимся друг с другом множеством секретов. Надеюсь, это позволит частично избавиться от стыда, который многие из нас испытывают по отношению к сексу.

Кому из присутствующих в зале свистели вслед незнакомцы? Множеству женщин. Лично я прекрасно помню, как однажды этим незнакомцем оказался мой студент. В тот же вечер он подошёл ко мне после занятий, и его слова подтвердили то, что я уже знала: «Простите, профессор, если бы я знал, что это были вы, я бы никогда не сказал этого».

Он не воспринимал меня как личность, пока я не стала его профессоркой. Эта концепция — овеществление — лежит в основе сексизма, и она укрепилась во всех сферах нашей жизни. Мы видим это в правительстве, которое отказывается наказывать мужчин за изнасилование женщин. Мы видим это в рекламных объявлениях. Кто из вас видел рекламу, в которой используют грудь для продажи абсолютно не связанной с ней продукции? Или множество фильмов, в которых женщина изображена исключительно как любовница? Эти примеры могут показаться несущественными и безобидными, но они коварны и постепенно укрепляются в культуре, которая не воспринимает женщин как людей. Мы видим это в школе, когда 10-летнюю девочку отправляют домой, потому что её одежда отвлекает мальчиков от учёбы, или в правительстве, которое снова и снова не наказывает мужчин за изнасилование женщин, или когда убивают женщину, потому что она попросила мужчину на танцполе не приставать к ней.

СМИ играют важную роль в увековечивании концепции овеществления женщин. Рассмотрим классическую романтическую комедию. Обычно в этих фильмах представлены два типа женщин, по крайней мере, два типа желанных женщин. Первый тип — секс-бомба — невероятно прекрасная женщина с идеальным телом. Нашему главному герою не составляет труда найти её и уж тем более заняться с ней сексом. Второй тип — главная героиня — прекрасная, но скромная женщина, в которую влюбляется главный герой, хотя вначале не обращает на неё внимания или не проявляет симпатии. Первая девушка — шлюха. Её следует использовать и забыть. Она слишком доступна. Вторая девушка желанна и скромна, а значит, подходит для вынашивания будущих детей нашего главного героя. Она создана для брака. Нам фактически говорят, что у женщин есть две роли, но этим двум ролям сложно существовать в одной женщине.

В тех редких случаях, когда я рассказываю новым знакомым, что изучаю секс, они либо сразу прекращают общение, либо проявляют интерес.
«О, расскажи поподробнее». Что я и делаю.
«Я серьёзно интересуюсь изучением сексуального поведения пар в период беременности и после неё». На сказанное реагируют по-разному.

«О, хм. А беременные вообще занимаются сексом? Ты думала об изучении сексуального желания или оргазмов? Это было бы интересно и сексуально».

Скажите, какие слова первыми приходят на ум при виде беременной женщины? В рамках исследования я задала этот вопрос 500 взрослым, и большинство ответили «большой живот» или «полная» и «милая». Меня это не сильно удивило. Кого ещё мы считаем милыми? Детей, щенков, котят и пожилых людей. Не так ли?

Когда мы называем взрослых людей милыми, мы значительно отказываем им в интеллекте и многогранности характера. Мы опускаем их до уровня ребёнка. Я попросила гетеросексуальных мужчин представить их партнёршу беременной. Потом я попросила женщин представить себя беременными. Затем они должны были сказать первое, что приходит на ум, когда они представляют занятие сексом. Большинство ответов были негативными. «Отвратительно». «Странно». «Несексуально». «Чудно́». «Некомфортно». «Как?». «Игра не стоит свеч». «Не стоит рисковать».

Последнее меня особенно задело. Мы можем думать, что, разорвав связь между беременными женщинами и мамами и сексуальностью, можно избавиться от сексуального овеществления, что так они будут менее подвержены сексизму. Но так ли это? Не совсем. Вместо этого происходит овеществление иного рода.

Пытаясь объяснить это другим, в одной беседе я рассказала о Венере Виллендорфской. Учёные предполагали, что эта статуэтка эпохи палеолита была богиней любви и красоты, поэтому назвали её Венерой. Однако эта теория была пересмотрена, когда учёные заметили, что скульптор явно уделил внимание репродуктивным органам: большая грудь считалась идеальной для кормления, круглый живот может свидетельствовать о беременности; следы красной краски намекают на менструацию или роды. Согласно предположениям, её могли только класть горизонтально или держать в руках, потому что она не может стоять из-за слишком маленьких ступней. Также у неё не было лица. Поэтому возникло предположение, что она олицетворяла плодородие, а не была изображением личности. Она была предметом. В истории её толкования она превратилась из объекта идеальной красоты и любви в объект размножения.

Думаю, этот переход больше говорит об учёных, которые толковали её назначение, чем о фактическом предназначении самой статуэтки. Когда женщина беременеет, она покидает область полового влечения мужчин, становясь продолжательницей рода и воспитательницей детей. При этом она также становится собственностью общества, которое считает её важной, но только из-за беременности. Не так ли? Я называю это Виллендорфским эффектом, и он так же укоренился во многих сферах жизни.

Кто-то в этом зале был заметно беременным?
Многие из вас, не так ли? Во время беременности ваш живот трогали незнакомцы, возможно, даже не спрашивая разрешения? Или кто-то, не являющийся вашим доктором, говорил, что вам можно есть, а что нельзя? Кто-то задавал вам личные вопросы о плане родов, а потом говорил, почему ваш выбор неправильный? У меня тоже такое было. Вам отказывали в бокале вина? Это может заставить вас задуматься, но позвольте объяснить. Это большой секрет. На самом деле, умеренное употребление алкоголя во время беременности безопасно. Многие из нас этого не знают, потому что врачи не делятся этим секретом с беременными женщинами — особенно с необразованными или «цветными».

Это говорит о том, что Виллендорфский эффект также включает классовое и расовое неравенство. Он возникает, когда правительство каждым законопроектом против абортов напоминает женщине, что содержимое её матки не принадлежит ей, или когда акушер-гинеколог говорит: «Заниматься сексом во время беременности вроде бы безопасно, но мы не уверены на 100%. Бережёного Бог бережёт, не так ли?» Ей отказывают в основополагающем праве распоряжаться своим телом под видом «будь хорошей матерью». Ей не доверяют принимать решения самостоятельно. Она милая, помните?

Говоря женщинам, что секс во время беременности не стоит риска, на самом деле мы подразумеваем, что её сексуальное удовольствие не имеет значения. По сути, мы говорим ей, что она не имеет значения, хотя потребности её зародыша не противоречат её собственным нуждам.

Медицинские учреждения, такие как Американский колледж акушерства и гинекологии, имеют возможность рассказать о безопасности секса при беременности. Что же говорят эксперты? Фактически у колледжа нет официальных публичных заявлений о безопасности секса в период беременности. Руководство клиники Мейо настроено положительно, однако они предостерегают: «Для большинства беременных женщин секс безопасен, однако иногда лучше быть осторожными».

Некоторые беременные женщины не хотят заниматься сексом, и это нормально. Некоторые беременные очень хотят заниматься сексом, и это тоже нормально. Общество должно прекратить говорить женщинам, что они могут и что не могут делать со своими телами.

Беременные женщины не безликие сосуды для размножения, которые не могут стоять самостоятельно. Правда в том, что мы говорим всем женщинам, что их сексуальное удовольствие не имеет значения. Мы не хотим даже признавать существование женщин, которые занимаются сексом с женщинами или не хотят иметь детей.
«Это всего лишь этап... ей просто нужно встретить правильного мужчину».

Если женщина занимается сексом просто потому что это приятно, каждый раз - это революция. Она революционерка. Она сопротивляется убеждению общества в том, что она создана лишь для удовлетворения мужчин и размножения. Женщина, которая считает свои сексуальные потребности приоритетными, пугает, потому что такая женщина считает приоритетной себя.

Такая женщина требует, чтобы её воспринимали как равную. Эта женщина настаивает, чтобы ей освободили место за столом власти. А для того, чтобы его предоставить, нам придётся потесниться, и это для нас страшнее всего.

Я открою вам последний секрет. У меня два сына, и нам пригодится ваша помощь. Я часто говорю своим мальчикам, что для мужчин важно воспринимать женщин как равных, и они видят это на примере отца. Чтобы изменить мир, нам нужно изменить то, что происходит в доме. Это не проблема мужчин или женщин. Это проблема каждого, и мы все играем роль в ликвидации системы неравенства. Для начала нам нужно перестать говорить женщинам, что им можно и нельзя делать с их телами.

Не нужно относиться к беременной женщине как к общественной собственности. Если вы её не знаете, даже не просите потрогать её живот, как не стали бы просить об этом кого-то другого. Не говорите, что ей можно, а что нельзя есть. Не расспрашивайте её о личных медицинских решениях. Также важно понять, что даже если вы против абортов, вы всё равно можете бороться за право женщин выбирать. Когда речь идёт о равенстве женщин, эти два элемента не должны исключать друг друга.

Если вы занимаетесь сексом с женщиной, сделайте её удовольствие приоритетным. Если не знаете как — спросите. Если у вас есть дети — поговорите с ними о сексе как можно раньше, потому что дети больше не ищут слово «секс» в словаре. Они ищут его в интернете. И во время этих разговоров о сексе говорите не только о размножении. Люди занимаются сексом по многим причинам: кто-то хочет ребёнка, но большинство занимаются сексом, потому что это приятно. Признайте это.
Независимо от того, есть у вас дети или нет, поддерживайте комплексное половое воспитание, которое не стыдит подростков.
Осуждение подростков за сексуальные желания и поведение приводит к положительным тестам на ЗППП и беременность.
Каждый день мы получаем возможность разрывать шаблоны неравенства. Думаю, вы все согласитесь, что игра стоит свеч.